ГЛАВА 2
Страдательный залог
Глава, в которой тоскуют по героям и их свершениям.
ГЛАВА 2/6

Страдательный залог

Глава, в которой тоскуют по героям и их свершениям.
«Залог — это категория, образуемая противопоставлением таких рядов морфологических форм, значения которых отличаются друг от друга разным представлением одного и того же соотношения между семантическим субъектом, действием и семантическим объектом».

Поняли что-нибудь? Вряд ли: четыре -Ние запрятали смысл подальше от нас.
«Русская грамматика»
Это свод правил всё очень подробно, но эти объяснения иногда — если вы не лингвист — сложновато понять.
«Субъект. Действие. Объект. Субъект совершает действие над объектом...»

Уже понятнее. Так заговорит типичный филолог, когда захочет объяснить, что же такое «залог» в языке. А мы опустимся до совсем примитивного объяснения.

Субъект — это герой, действующее лицо. Объект — это предмет, с которым герой что-то делает («предметом» может быть и вещь, и другой человек, и состояние — что угодно). Действие — то, что делает герой.

Залогов всего два: один — для случая, когда в центре внимания герой, другой — для случая, когда в центре внимания предмет.

1. Мила застрелила монстра. 2. Монстр застрелен Милой.

Дважды сказано про одно и то же, но первая фраза написана в действительном залоге, а вторая — в страдательном. Действительный залог также называют активным, а страдательный — пассивным (вслед за active voice и passive voice в английском языке).

Героическая Мила явно была активнее и совершила действие, а монстр уныло действию подвергся. Но: в предложениях главную роль (роль подлежащего) могут играть и те, кто делает (так во фразе 1), и те, с кем делают (так во фразе 2).

Где глаголом обслуживаются «потерпевшие от чьего-то действия», там залог — страдательный. Если «действующее лицо» само управляет глаголом своего действия, значит, залог — действительный.

Хотите более подробного объяснения? Филологи уже спешат на помощь.

Не перепутайте!
Есть в русском языке и возвратный залог, его формы часто совпадают с формами страдательного. «Мила готовится» — возвратный, а «оружие готовится» — страдательный. Как видите, при возвратном залоге герой направляет действие сам на себя (готовится = готовит себя), в то время как персонажи страдательного залога сами не действуют.

Никогда-никогда завтрак сам себя не готовит, увы.
Вскрытие
Признаки лишних страданий
1
Косвенные падежи вытесняют прямой падеж

Среди русских падежей есть прямой, именительный (когда существительное или его заменитель отвечает на вопросы кто? | что?).

Есть и винительный (кого? | что?), дательный (кому? | чему?), творительный (кем? | чем?), они — не прямые, а косвенные.

«Она забыла ружьё»: именительный падеж для героя и винительный для объекта (по форме совпадает с именительным). Действительный залог.

«Ружьё забыто ею»: объект — в именительном, а герой теперь — в творительном. Страдательный залог. Полная конструкция звучит «слишком книжно», и действующее лицо уже не так важно, как само действие, поэтому от него можно избавиться: «Ружьё забыто».

Излишняя любовь к пассивному залогу ставит в косвенный падеж не только существительные, но и прилагательные при них. Это делает длинные (а иногда и недлинные) предложения менее естественными и менее понятными.

Иногда случается, что действующих лиц в страдательном залоге нет: «Бой окончен».

Командиром роты ей была выдана утварь для поварской работы, которая собравшимися в отряде новобранцами считалась слишком сложным занятием.

Командир роты выдал ей кухонную утварь, так как новобранцы отряда считали, что поварская работа — слишком сложное занятие.


Чтобы счистить накипь косвенных падежей, иногда приходится двигать и заменять слова. Но фразе такая зачистка обычно идет на пользу.
2
Особые глагольные формы

«Настоящие» глаголы обычно обитают во фразах с действительным залогом. Страдательному достаются подделки формы краткого страдательного причастия. Это бедные родственники глаголов, худосочные полукровки двух видов.

Прошедшего времени: «Бой был
окончен, я был зван на бал»
Настоящего времени: «Режиссер Ромеро очень уважаем».

Понятно, что это — обрезки полных страдательных причастий:
«законченный», «званый», «уважаемый». Не от всех глаголов можно образовать такие причастия, и не из каждого полного причастия можно получить краткое. Можно сказать «Он был бит», но нельзя «Он бием»; придется взять глагол: «Его бьют».

Многие «правильные» краткие страдательные причастия звучат так архаично, что в современных текстах им делать нечего. Сравните два: «Она любима и ласкаема». Ласкаема!

Кроме стилистики: они добавляют лишние «был/была/были». И путаются с глаголами: «уважаем он» или «уважаем мы кого-то»?

А как же «оружие готовится»? Да, это глагол в страдательном залоге, в нём бывают только глаголы с -ся на хвосте.
Это выражение употребляется обычно иронически, напоминает о пуританских нравах и комплексах викторианской Британии или обыгрывает «страдательно-необходимое» отношение некоторых женщин к сексу как к чему-то грязному, тягостному и безрадостному.
Я думаю, что робкие писатели любят пассивные глаголы по тем же причинам, по которым робким любовникам нравятся пассивные партнеры. Пассивный залог безопасен. Нет беспокойных действий, которые надо выполнять, а подлежащее может «закрыть глаза и думать об Англии», если перефразировать королеву Викторию.

Еще я думаю, что неуверенным в себе кажется, будто пассивный залог как-то придает их работе авторитетности, даже какой-то величественности. Если вам кажутся величественными технические инструкции и писания юристов, то, наверное, так оно и есть.

Стивен Кинг
Писатель
нужно объяснить
Чем же он опасен?
Стилевые сложности — это еще цветочки.

По-настоящему опасен страдательный залог в двух случаях: 1) когда его используют бездумно и малограмотно 2) когда его применяют, чтобы спрятать действующих лиц.

В первом случае из текста будет непонятно, что вообще происходит. Во втором — непонятно, кто виноват. Это отличный способ уходить от ответственности. Если отглагольные существительные прячут само дело, то страдательный залог скрывает того, кто дело делает.

«Нельзя прикрываться бумажками о собственности, приобретенными явно жульническим путем» — промолвил однажды строго Сергей Собянин, мэр Москвы. Давайте разберем эту фразу. «Бумажки приобретены жульническим путем». Кто приобрел бумажки? Кажется, путь приобрел. Ой, нет. Их приобрели московские налогоплательщики! У кого? Очевидно, у московских чиновников.

Заставь мы мэра использовать действительный залог, ему бы пришлось говорить примерно так: «Бизнесмены-жулики купили бумажки о собственности и пытаются ими прикрыться. Так нельзя».

В страдательном залоге искать козлов отпущения негде: там были только какие-то «путь» и «бумажки». В действительном залоге появляется сразу два субъекта. Во-первых, «бизнесмены-жулики», но сперва надо бы доказать, что они — и впрямь жулики, а фразой-то мэр отвечает на их же возмущение. Во-вторых, нельзя просто «купить», можно купить лишь у кого-то. У кого-то, кто этими бумажками вообще не должен торговать... неужели у кого-то из мэрии?

Заменить «приобретенные» на «купили» = поднимать нежелательные вопросы, выявляя реальных участников кризисной ситуации. Так не делается! Вот, например, как не делает этого один собянинёнок, говоря про те же 104 незаконно снесенных мэрией постройки:

«Возможно, такие объекты будут дальше выявляться и рассматриваться в соответствии с законом, но это уже опять же пойдет через постановление Москвы, и к этим 104 может прибавиться еще какой-то объем».

Та же техника. Выберите, с кого требовать компенсацию: объекты, закон, постановление, Москва, объем.

Возможно, я слишком суров и надо учитывать северное происхождение Сергея Собянина и южное — собяниненка Алексея Немерюка. Кавказским, чукотско-камчатским и другим эргативным языкам свойственно строить фразу вокруг пассивного объекта.

А вдруг под русскими именами всех чиновников, которые обожают 100%-обезличенные фразы, скрыта огромная эргативно-конспиративная сеть чукчей, эскимосов, алеутов, папуасов и индейцев? Это многое бы объяснило.

выучите наизусть
Как спасать от «страданий»?
Заботьтесь о читателе
Пишите так, чтобы всегда было понятно, кто (или что) во фразе совершает действие, — и какое именно действие совершается. Помните: читатель не всегда может остановиться и распутывать синтаксические кружева.
Почаще переводите из косвенных падежей в именительный падеж
У меня не было стремления набираться знаний о языках. →
Я не стремился получать языковые знания.


Поймите меня правильно: косвенные падежи — отличная вещь, как и весь страдательный залог. Чем больше инструментов, тем богаче язык. Но не стоит забивать гвозди отверткой, выбирайте формы, которые лучше всего подходят для передачи смысла. Форма русского именительного падежа просто-напросто предназначена для обозначения субъекта, форма винительного — для объекта.

Упрощайте конструкции
Придирайтесь к каждому «был» и «были». Краткие страдательные причастия можно заменять на глаголы с -ся или даже на глаголы в действительном залоге.

Доклад будет переведен». → «Доклад переведут.
Фильм еще не был снят. → Фильм еще снимался.Фильм еще снимали.


Когда несложно заменить глагол с -ся другим глаголом без этого постфикса — заменяйте.

Тренируйтеcь распознавать «устаревшее»
Язык меняется постоянно и непредсказуемо. Вот две фразы из А.П. Чехова, первая звучит вполне современно, вторая — уже нет.

1. «Почти половина домов была покинута своими хозяевами».
2. «А я вот был ненавидим, ненавидим хорошенькой девушкой».


Чаще всего, когда форма краткого причастия совпадает с глагольной формой множественного числа настоящего времени (напр. «ненавидим»), лучше от причастия избавиться.

Совпасть оно может еще и с кратким прилагательным.
«Дом строен был тем же итальянцем»: Иван Бунин писал про стройку, но в наши дни «строен был» — это скорее про стройного, чем про построенное.

тренировочный лагерь
Закрепляйте навыки
Как использовать упражнения
Полезнее всего тренироваться на своих текстах. Если у вас их нет, возьмите любые чужие (деловую прессу, корпоративные сайты, законы, рекламу — что угодно).

В серии «Редакторский рейд» можно начислять себе очки. Зачем? Вычислять объем тренировок и ставить цели: упражняться понемногу («набирать 50 очков иногда») или усиленно («ежедневно по 200, две недели»). Одновременно можно выполнять несколько разных «рейдовых» упражнений.

Тексты, сильнее всего испорченные канцеляритом, обеспечат рекордные количества очков.

УПРАЖНЕНИЕ 2.1
Колобок-колобок, будешь съеден мной!!
«Дедушка, бабушка, — было сказано Машенькой — хочу оказаться отпущенной в лес с подружками».

В любом небольшом тексте — сгодится даже сказка — измените действительный залог на страдательный везде, где это возможно (помните о разнице между возвратным и страдательным залогами).
Через день внимательно перечитайте и старый, и новый тексты. Попробуйте уловить разницу в их восприятии.

УПРАЖНЕНИЕ 2.2
«Оно само произошло»
При чтении новостей всегда обращайте внимание на цитируемые высказывания политиков, чиновников и просто как-то нашкодивших людей.

Когда они используют страдательный залог, проверяйте, прячет ли он действующих лиц за совершенными действиями.


УПРАЖНЕНИЕ 2.3
Редакторский рейд
Перечитайте несколько своих текстов и редактируйте их. Начисляйте:

1 очко за каждое «был/были» пассивного залога, от которого вы можете избавиться, использовав действительный;
2 очка за уместную замену косвенного падежа на прямой;
3 очка, если вам удалось вернуть во фразу действующее лицо, пропавшее из-за страдательного залога.

Вам не нравятся ваши тексты?


Автор этого бесплатного курса также ведет и платный онлайн-курс по текстописанию.
Почитайте отзывы, запишитесь на него, и научитесь писать лучше!

Все остальные уроки
Braaaaainsss! ©

Всё сделали: Тимур Аникин (текст) и Алексей Шепелин из
ADN Studio (дизайн).
Сказать «спасибо» можно
тут.