ГЛАВА 3
Иноязычные слова
Оккупанты Захватчики, вредители, агенты под прикрытием?
ГЛАВА 3/6

Иноязычные слова

Оккупанты Захватчики, вредители, агенты под прикрытием?
«Чистый» язык без заимствованных чужеземных слов возможен, когда это карликовый язык первобытного племени, которое отрезано от мира джунглями. Все остальные языки друг у друга заимствуют, так как мир постоянно меняется.

Новые заимствования можно использовать в меру или злоупотреблять ими. Говорящие на канцелярите предпочитают злоупотреблять.
Перейдя по этой ссылке, промотайте первые 6 абзацев: рассказ о заимствованиях открывается сценой с Пушкиным.
Слова-мигранты приходят на русскоязычную территорию двумя путями: заимствуются через транслитерацию (territory → территория,
transliteration → транслитерация) или же через создание кальки.

Словообразовательная калька — это составление нового слова из знакомых кусочков: skyscraper с помощью русских «небо» и «скрести» превращается в «небоскреб». Бывают и полукальки (workaholic → трудоголик), и другие их виды.

Россия пережила несколько волн заимствований, и во многих словах уже мало кто распознает пришельцев: юг, дорога(!), барин (!!) — не исконно русские слова.

Была немецкая волна, была французская, и раз за разом странные новые выражения одомашниваются уже через пару поколений.

Сейчас продолжается — по фронтам бизнеса, спорта, политики и технологий — массированная атака (massive attack) англицизмов, которые и подпитывают современный канцелярит.
нужно объяснить
Чем же они опасны?
Слова нужны нам для того, чтобы общаться, понимать друг друга. Если мы видим незнакомую иностранную вещь, то начинаем использовать и её иноязычное название (своего же нет) или по-быстрому «переводим» то название в кириллическую кальку.

Но использовать заимствованное слово, когда уже есть привычное русское с тем же смыслом — значит выбрать из двух слов менее понятное. Это можно делать по неосторожности, из-за плохого владения языком или намеренно — чтобы запутать читателя.

«Обывательский взгляд» на малопонятные слова лингвист Максим Кронгауз в своей книге «Русский язык на грани нервного срыва» (2009) выразил так:
Позавчера я споткнулся на стритрейсерах, вчера — на трендсеттерах, сегодня — на дауншифтерах, и я точно знаю, что завтра будет только хуже.
...
Я, в принципе, не против языковой свободы, она способствует творчеству и делает речь более выразительной. Мне не нравится языковой хаос (который вообще-то является ее обратной стороной), когда уже не понимаешь, игра это или безграмотность, выразительность или грубость.
...
Главное мое желание состоит в том, что я хочу понимать тексты на русском языке, то есть знать слова, которые в них используются, и понимать значения этих слов. Грубо говоря, я не хочу проснуться как-то утром и узнать, что, ну, для примера, слово «стул» модно теперь употреблять в совсем другом смысле.

Разберемся: почему фразы «Она дискредитирует нас» и «Она компрометирует нас» в повседневном разговоре — хуже, чем «Она позорит нас»?

Кому-то придется открыть словарь или Google, чтобы понять, что это за дискре... копро... компро... А то и второй словарь — узнать, где ж там ударение. Возможно, этот кто-то неправильно поймёт сказанное. к «чужому» корню слова, захватившего с собой и чужеязычную приставку (в данном случае дис-) необходимо приделать протез (-ирует), чтобы пришелец выжил в непривычной морфологической среде.

Итог этих операций: многие заимствования более громоздки, неуклюжи, они утяжеляют текст и хуже произносятся (от чужой фонетической ДНК не избавишься).
Сколько в русском слов, вызывающих такие осложнения? Тысячи их!

И они тянутся друг к другу. Даже выбирая англицизмы покороче, вы вместо живой речи получаете нечто синтетическое:

На основе концепции циклов жизни инновационных процессов, продуктов и систем возможна временная, ресурсная и организационная синхронизация всех процессов и стадий производства.

Шесть «неимпортных» слов позволяют прочесть эту фразу и, может быть, (через некоторое время) понять её. Но она не просто перегружена заимствованиями, она, полумертвая, задыхается под их тяжестью. И это абсолютно тривиальная ситуация!

Другая беда: такие слова непредсказуемо меняют смысл. Максим Кронгауз в той же книге описывает, как столкнулся с «эксклюзивной бараниной», а потом и с «недорогими элитными семинарами». «Эксклюзивное» и «элитное» обессмыслились и стали означать просто «хорошее, качественное». Одни люди их используют в новом значении, но другие помнят исходное... поймут ли они друг друга?
Особо опасный отряд: заимствованные наречия
Наречия употребляются чаще, и чаще становятся словопаразитами, вытесняя отличные русские слова.

Абсолютно (полностью!)
Регулярно (часто!)
Безрезультатно (зря, напрасно!)
Инстинктивно (невольно!)
Деликатно (нежно)
Энергично (бодро!)
полезно знать
Почему они так живучи?
Заимствование слов — обычное дело для любой страны, которая не хочет быть Северной Кореей. Трудности с заимствованиями — от того, что их используют необдуманно, сверх меры. Зачем люди так делают? Причин несколько.
1
«Престиж»

Как отмечает лингвист Леонид Крысин, «многие считают иностранное слово более престижным по сравнению с соответствующим словом родного языка: презентация выглядит более респектабельно, чем привычное русское представление, эксклюзивный лучше, чем исключительный...»

Это даже может привязывать слово к «более престижным» объектам, чем в исходном языке. Во французском слово boutique значит просто «лавочка, небольшой магазин». А puttana, оказавшись в русском языке, обозначало не всякую проститутку (как в итальянском), а главным образом «валютную».

И это не особенность России, ровно так и многие английские авторы считали, что латинские и греческие слова благороднее саксонских и захламляли язык разными заумнизмами, думая, что с ними речь «культурнее и элегантнее».
Читатель:
Но не для всего же есть свои родноречные названия! У вас тут полным-полно зомби, а русского слова для «зомби» нет.
Словарь, обделенный
вниманием
читателя:
Есть. «Упырь».
Обращайтесь чаще, я вам еще и не такое покажу!
2
Еще о латыни и греческом

Многие слова, которые мы считаем «американскими», «французскими» и т.д., на самом деле появились в Греции или Риме, и позже разошлись по всему миру. Русский — молодой язык, и он был обречен принимать чужие слова оптовыми партиями: например, с принятием православия наши предки просто скопировали всю церковную терминологию у греков. Православие — калька с такого вот слова: ὀρθοδοξία.

Русская грамматика позволяет легко адаптировать приспособить к делу новое слово: мы легко заимствуем даже инструменты словообразования, приставки и суффиксы. Беда в том, что c потоком чужих слов, которые нужны, приплывают и уродливые Франкенштейны: прерогативы, престидижитации и апробации.
На их фоне и зомби неплохое словцо!

3
Сила звучания

Звуковой облик слов-новичков может удачно дополнять их смысл. На фоне примелькавшихся захватчиков более зловещи интервенты (т-р-в: слышится то ли «рвать», то ли «травить») и оккупанты. А вот аннексионисты звучат скучно, они не пугали — и в языке не удержались.

4
Мы учимся на том, что пишем и читаем

В любой момент, когда в языке вращается много ненужных заимствований (например, прямо сейчас), всё новые и новые люди знакомятся с ними, принимают и запоминают их как «правильные слова». Новые и старые медиа распространяют модные словечки, продлевая и продлевая им рабочие визы. Замкнутый круг.

Выйти из круга вам помогут только воля и понимание, что из него надо выйти. Причины — не какие-то «патриотические», а вполне эгоистические.

Не переживайте о чистоте языка, язык от шелухи очистится. Вы знаете слова фриштикать и индижестия ? Вряд ли: визу им дали, а в гражданстве отказали.

Но!

Очистится язык когда-нибудь, а вам нужно, чтобы вас легко понимали уже сейчас. Так что тревожиться надо не о судьбе языка, а выгоде, упущенной там, где из-за вас случается недопонимание.

выучите наизусть
Как дать им отпор?
Навсегда запомните...
...что не бывает «более престижных», «благородных» или «более умных» слов, которые улучшат ваш текст. Есть лишь слова, точно подходящие по значению, — и менее уместные слова.

Из равно уместных слов выгоднее выбирать незаимствованное, если стиль текста не требует именно определенных «терминов».

Между заимствованными: калька лучше, чем транслитерация, давнее заимствование лучше свежего. Небоскреб для нас выше билдинга, а кинотеатр привлекательнее, чем мультиплекс.
Как узнать, что слово заимствовано?
Очень помогает знание английского: тогда вы легко разглядите absolute за абсолютным, и organize за организацией (хотя и для британцев это — заимствования). Такой вот парадокс (paradox): чтобы говорить на более чистом русском, оглядывайтесь на английский.

Если не получается опознать слово по его корню, посмотрите на приставку. Конечно, самые популярные, такие как греческая anti-, латинские inter- и super-, уже совсем одомашнились (антитело, интершум полукальки), но другие приставки выдадут многих чужаков.

а- , анти- , архи- , гипер- , гипо- , де- , дез- , диз- , дис- , интер- , инфра- , квази- , контр- , пан- , пост- , прото- , суб- , супер- , транс- , ультра- , экс- , экстра-

И еще: буква «ф» указывает на греческое происхождение слова.
Суффиксный набор
Кроме корней и приставок уликой могут стать суффиксы.
-ор, -ер, -ёр — есть не только в новых заимствованиях из английского, но и в старых из немецкого, голландского, французского. Лидера мы еще можем заменить главарём, а брадобрея парикмахер вытеснил уже навсегда. Другие суффиксы:

-ация, -енция, -яция, -иция, -ция
-бельн-/-абельн-/-ибельн-
-инг, -ичн, -ическ, -изм
-атор(-ятор), -итор, -тор
-ант(-янт), -ент
-ат(-ят), -аж, -ура
-ировать, -изировать, -фицировать, -изовать


Список неполон, но чтобы комфортабельно анализировать 100% лексических интервентов, надо всерьез заняться изучением грамматики. Начните пока с этих суффиксов.
Читайте русскую литературу
Это единственный способ — кроме чтения словарей — удерживать в памяти достаточно уместных русских слов и быстро заменять неуклюжих протезированных иностранцев.
тренировочный лагерь
Закрепляйте навыки
Как использовать упражнения
Полезнее всего тренироваться на своих текстах. Если у вас их нет, возьмите любые чужие (деловую прессу, корпоративные сайты, законы, рекламу — что угодно).

В серии «Редакторский рейд» можно начислять себе очки. Зачем? Вычислять объем тренировок и ставить цели: упражняться понемногу («набирать 50 очков иногда») или усиленно («ежедневно по 200, две недели»). Одновременно можно выполнять несколько разных «рейдовых» упражнений.

Тексты, сильнее всего испорченные канцеляритом, обеспечат рекордные количества очков.

УПРАЖНЕНИЕ 3.1
Транслит-бинго
Скопируйте и распечатайте эту таблицу. Теперь откройте «Ведомости» или другое издание, где много текстов об экономике и политике. И начинайте их читать.

Вычеркивайте в табличке каждое слово, которое встретите по ходу чтения. Игра заканчивается победой, когда вы сможете вычеркнуть один ряд (четыре слова) по вертикали, горизонтали или диагонали. Можно соревноваться с друзьями или играть в одиночку — против журналистов!

УПРАЖНЕНИЕ 3.2
Топ-мигранты
Перечитайте три своих текста. В каком из них вы сможете найти больше всего английских, французских, латинских и греческих слов? Главное — «иностранца поймать», выяснять, откуда он — необязательно.

Составьте «рейтинг» иноязычных приставок и суффиксов (перечислены выше): какие вы используете чаще всего?

УПРАЖНЕНИЕ 3.3
Редакторский рейд
И снова охота на баллы, теперь — везде: в статьях, книгах, соцсетях, в любом углу Интернета.

1 очко за «транслитерированное» слово, которое вы узнали по иноязычной приставке.
2 очка — за узнавание по суффиксу.
3 очка — за узнавание по корню слова.
Вам не нравятся ваши тексты?


Автор этого бесплатного курса также ведет и платный онлайн-курс по текстописанию.
Почитайте отзывы, запишитесь на него, и научитесь писать лучше!

Все остальные уроки
Braaaaainsss! ©

Всё сделали: Тимур Аникин (текст) и Алексей Шепелин из
ADN Studio (дизайн).
Сказать «спасибо» можно
тут.